Газета «Абориген Камчатки» основана и издаётся с 11 июня 1995 года

Трудный путь Георга Стеллера

Трудный путь Георга Стеллера

Трудный путь Георга Стеллера

 В этом году исполняется 280 лет с момента открытия Командорских островов и 275 лет со дня безвременной кончины замечательного учёного и неутомимого исследователя – Георга Вильгельма Стеллера.

5/16 ноября 1741 г. команда пакетбота «Святой Петр» Второй Камчатской экспедиции разглядела в морской дымке долгожданную землю. Надежда шептала: это – Камчатка. Но берег оказался частью необитаемого острова, на котором в скором времени почил сам капитан-командор Беринг и часть его спутников. Судовой врач Стеллер достойно переносил все уготованные испытания. Когда отчаянье захлестнуло большую часть команды, он оставался бодр, деятелен и трудоспособен. Пользуясь каждой свободной минутой, натуралист изучал остров, собирал лекарственные травы, облегчал страдания больных и примером жизнелюбия возвращал надежду на спасение. Он выжил там, где смерть дышала в спину, но оказался бессилен перед бюрократической волокитой, закулисными играми и чехардой в канцелярских делах. Наветы, признание невиновности, вновь арест и вновь известие о свободе. По иронии судьбы, через пять лет, 12/23 ноября 1746 г., Стеллер умрет от простуды в доме экспедиционного лекаря Теодора Лау, в Тюмени. Но грязные интриги не оставляли имя исследователя даже после смерти. Не оставляют и сейчас...

 

Коротко о нем

Георг Стеллер (Штеллер) родился 25 февраля/10 марта 1709 г. в небольшом германском городке Виндсхейме близ Нюрнберга. Малыш не спешил вступать в новый мир и долгое время лежал, не подавая признаков жизни. Акушерка исчерпала весь арсенал познаний, но всё было напрасно. Лишь сестра матери продолжала бороться, согревая неподвижное тельце подогретыми одеялами. Наконец, к величайшему изумлению присутствующих, произошло чудо: дитя огласило дом громким криком!

Семья была небогатой. Отец служил кантором и органистом евангелистской церкви Святого Килиана, благодаря ему Георг получил отличное музыкальное образование. Он умел записать любую услышанную мелодию и, скорее всего, имел красивый певчий голос. Будущему учёному легко давались все дисциплины, но больше всего нравились естествознание, физика и биология. Окончив латинскую гимназию, юноша поступил в Виттенбергский университет, затем перешел в более крупный университет Галле, а в 1734 г. получил диплом в Медицинской обер-коллегии в Берлине. Желаемые вакансии в Германии были заняты, и Стеллер, по совету профессора Хоффманна, отправился в Россию. Денег на дорогу не было, и он предложил услуги хирурга российской армии. В ноябре того же года он прибыл в Кронштадт, сопровождая на судне раненных солдат.

Одно время Стеллер был лечащим врачом у архиепископа Феофана (Прокоповича). Но рутинная работа не приносила удовольствия, натуралист грезил дальними походами и научными открытиями. Мечта сбылась: в феврале 1737 г. его зачислили адъюнктом натуральной истории Второй Камчатской экспедиции. Основная часть Академического отряда покинула Петербург еще в августе 1733 г. Стеллер отправился в путь в январе 1738-го. В Енисейске его ожидали профессора Гмелин и Миллер. Напрасно мэтры науки стращали исследователя «чрезвычайными невзгодами» – они не страшили, а только раззадоривали. Георг стремился на Камчатку и дальше – к берегам Америки.

Он встретился с Берингом в августе 1740 г., в Охотске. Через месяц оба были на Камчатке. Расположившись в Большерецком остроге, учёный приступил к изучению природы и населения полуострова, а в начале следующего года принял приглашение капитан-командора стать судовым врачом и натуралистом. В июне 1741 г. пакетбот «Св. Петр» отправился в путь.

Детали похода сохранились на страницах дневника учёного. Всего за 6 часов пребывания на о. Каяк Стеллер сумел собрать этнографическую коллекцию и 163 вида растений и животных! Он же детально описал трудный поход и суровую зимовку на острове, носящем сегодня имя Беринга. Вернувшись в августе 1742 г. на новоотстроенном гукоре, натуралист продолжил исследования. Результатом стал фундаментальный труд «Описание земли Камчатки». Эта книга до сих пор является настольной для всех, чья деятельность связана с историей и культурой нашего края. А еще Стеллер ратовал за открытие школ. И одну из них, в Большерецком остроге, содержал на собственные средства.

В 1744 г. Стеллер отправился в обратный путь, в Петербург. Но в 1745 г. в Иркутске его настигло обвинение в содействии «бун­товщикам»: в 1743 г. бывший врач разрешил разъехаться по домам нескольким камчадалам, которых формально арестовали, но никто не охранял и не собирался кормить. Донос был раздут чуть ли не до подстрекательства к мятежу. Пришлось держать ответ перед вице-губернатором Иркутска. Разумеется, обвинение сняли, но весной 1746 г. Стеллера арестовали вновь – известие об оправдании пришло в Петербург позже, чем сообщение о его прибытии в европейскую часть России. Учёного под конвоем препроводили обратно в Иркутск. Приказ об отмене ареста был получен в октябре. К тому времени Стеллер был тяжело болен и смог доехать лишь до Тюмени… Часть коллекций он передал своему сподвижнику художнику Беркхану, оставшиеся оставил у фабрикантов Демидовых. Могилу со временем разрушили воды реки Туры…

 

Рождение образа

Историкам так и не удалось обнаружить ни одного сколь-либо достоверного портрета натуралиста. Всё, что мы встречаем – не более чем фантазии. Некоторые – вольные, другие – имеющие под собой ту или иную теорию. Иногда это абстрактные изображения. Так, в 2009 г. на родине Стеллера был открыт скульптурный комплекс, состоящий из двух композиций: ныряющего за ракушкой мальчика и мужчины, тянущего руки к огромной морской корове. В обоих случаях лица изображены схематично.

Во второй половине ХХ века в России начал формироваться образ бесконечно преданного науке «русского Паганеля». В художественном фильме Ю. Швырёва «Баллада о Беринге и его друзьях» (1970 г.) роль Стеллера сыграл Валентин Никулин. На него удивительным образом похож чудаковатый энтомолог из фильма «В поисках капитана Гранта» (1985 г.). Тему подхватил скульптор Александр Пироженко (ок. 1985 г.): Стеллер слегка обескуражен открывшимся видом неведомой земли, но полон надежд и вдохновения.

Первая гипотеза о возможной внешности учёного была озвучена в конце 1990-х годов. На страницах одной из рукописей был обнаружен набросок лица неизвестного юноши. За неимением других вариантов, рисунок сочли вероятным автопортретом. Позже, в 2004 г., он был доработан и опубликован в книге А. Куприянова «Арабески ботаники». Последние годы он активно тиражируется как портрет Стеллера.

Вторая попытка создать портрет-реконструкцию была предпринята в 2009 г. новоуральским художником Александром Макаровым. За основу был взят рисунок И.Х. Беркхана «Шаман Камчатской», опубликованный в 1799 г. в книге И.-Г. Георги «Описание всех обитающих в Российском государстве народов». По версии Валерия Ленденёва, запечатленный человек в одежде шамана имеет европейские черты. Стеллер вполне мог переодеться и позировать в костюме. Макаров «одел» шамана в камзол и развернул в анфас. Продолжением гипотезы стал портрет работы Ивана Станкова 2016 г. Он также базируется на изображении камчатского шамана, но в облике также отчетливо прослеживаются черты доработанного «автопортрета» из книги Куприянова.

В те же годы московский скульптор Илья Вьюев создал свою версию Стеллера. В основу образа, созданного Ильей Павловичем, легли словесные описания, сделанные современниками учёного, в частности, Гмелиным: «Он вовсе не был обременен платьем<…> У него был один сосуд для питья и пива, и меда, и водки. Вина ему вовсе не требовалось. <…>Ни парика, ни пудры он не употреблял, и всякий сапог и башмак были ему впору. При этом его нисколько не огорчали лишения в жизни; всегда он был в хорошем расположении, и чем более было вокруг него кутерьмы, тем веселее становился он<…> Ему было нипочем проголодать целый день без еды и питья, когда он мог совершить что-нибудь на пользу науки» и так далее. По представлениям своего времени, Стеллер не был красавцем и не стремился улучшить свой облик какой-либо куафюрой. Известно, что он родом из Южной Франконии, поэтому художник взял за основу один из антропологических типажей этого региона, изобразив мужчину высоким и худощавым, с довольно крупным прямым тонким носом. В результате получился образ недавнего бурша с довольно сложным неуживчивым характером: человека невероятно выносливого и работоспособного, требовательного к себе и своей работе, равнодушного к комфорту, умеющего воспринимать традиции сибирских народов и перенимать их навыки выживания, но при этом категоричного и не склонного к компромиссам в общении с европейцами.

Сюжетом скульптуры стало умение наблюдать: Стеллер стоит в свободной позе и через лупу рассматривает нечто ничтожно малое, лежащее у него на ладони. По замыслу автора ладонь пуста – только пытливому уму выдающегося натуралиста может открыться нечто, скрытое от глаз обывателя. В стремлении постичь неведомое, он опирается на посох, скрестив ноги и немного наклонившись вперед. Этот жест вызывает у зрителя желание уловить, где же находится точка опоры? – быть может, всё дело в той самой невидимой песчинке на ладони и стоящей за ней тайной, поставленной во главу угла.

Эскиз появился в 2009 г.; 2,2-метровая скульптура отлита по заказу заповедника «Командорский» в 2016 г., а установка состоялась недавно, 11 сентября 2021г.

В тиши трав

Как это ни странно, дебаты развернулись не вокруг предполагаемой внешности учёного, а вокруг места установки скульптуры! Первая мысль была установить «Стеллера» в селе Никольском – такая замечательная скульптура заслуживает всеобщего внимания. Но в процессе поиска оказалось, что районный центр буквально переполнен историческими объектами. Где ни поставь, композиция получается негармоничной. Стали рассуждать дальше: бухта Командор – слишком далеко; Арка Стеллера – ближе, но и туда дорога тяжела. К тому же, Арка – уже в каком-то смысле мемориал: «Его триумфальная арка, украшенная милыми белыми златоглазыми цветами Chrysanthemum arcticum и желтым лишайником Caloplaca murorum и crenulata, станет памятником, достойным великого исследователя», – писал в 1882 г. зоолог Л. Стейнегер. Оставалась последняя точка, излюбленное место туристов – Северо-Западное лежбище морских котиков.

Но где же историческая справедливость? – ведь Стеллер изучал юг острова, Южное, оно же Полуденное, лежбище. А северо-запад обследовал боцманмат Алексей Иванов. Ответ пришел сам собой: да, труд «De bestiis marinis» описывает южное лежбище, в те годы оно было огромным – от бухты Полуденной до Лисинской. Но в XIX веке численность стала сокращаться, и к началу XX-го лежбище полностью исчезло. Зато через полвека сформировалось новое – Северо-Западное! Как поступил бы сам натуралист? – остался на опустевшем берегу или пошел вслед за объектами своих наблюдений?

Но и это еще не всё: за спиной у современного «Стеллера» раскинулся тот самый мыс, где 1 сентября 1882 г. Стейнегер обнаружил кости вымершего очкового, или Стеллерова баклана. Все уникальные находки были вывезены именно отсюда! А рядом, в этих водах, «паслись» морские коровы. И где-то неподалёку в июле 1768 г. артель разбившегося шитика «Св. Авраам» добыла последнюю…Северо-Западное – не только живописное побережье, котики, сивучи, косатки, птицы и песцы. Это – живая история.

Я, как и многие, до последнего момента не была уверена, насколько удачно это решение? Но когда 11 сентября состоялось открытие мемориала, сомнения развеялись. Да, «Стеллер» на своём месте – среди шелеста трав, криков чаек и бесконечной песни моря. Его взгляд, как и прежде, обращен на восток. Но, кажется, сквозь лупу он рассматривает не только новые виды. Он наблюдает мирскую суету, а та проходит стороной, не задевая и больше не причиняя боли. Рядом на информационных стендах – последователи и единомышленники натуралиста: Николай Гребницкий, Леонард Стейнегер, Евгений Суворов, Александр Черский и многие другие.

Летом 1742 г. Стеллер соорудил на возвышенности в центре южного лежбища небольшую времянку для наблюдений. Сегодня к Северо-Западному лежбищу ведет новая, только что отстроенная заповедником экологическая тропа с деревянным настилом и удобными смотровыми площадками. Она безопасна для людей и для животных. «Мы уверены, что Стеллер был бы рад оказаться здесь в окружении птиц и морских млекопитающих и лицезреть вечную жизнь в её бесконечном многообразии», – отметила в торжественном обращении директор заповедника А.В. Кузнецова.

Осталась одна проблема – плохая каменистая дорога, не каждый захочет по ней ехать. Но ведь это же исправимо. Стоит только взяться за дело всем вместе.

 

Наталья Александровна Татаренкова,

начальник отдела сохранения историко-культурного наследия

ФГБУ «Государственный природный биосферный заповедник «Командорский» им. С.В. Маракова».

Фото автора

20.10.2021

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!