Газета «Абориген Камчатки» основана и издаётся с 11 июня 1995 года

Искусство нельзя мерить деньгами

Искусство нельзя мерить деньгами

— Вадим, ты первый из камчатских художников создал новый живописный образ Беринга. Расскажи о работе над ним.

— Еще до раскопок могилы В. Беринга и восстановления истинного облика командора профессором Звягиным в картине «Первооткрыватели» у меня была первая попытка поработать над этой темой. Для создания уже нового портрета мне пришлось съездить в Санкт-Петербург и Москву для сбора фактуры. Задача оказалась очень сложной. Дело в том, что времена Беринга выпадают на конец правления Петра I. Настает другая эпоха и материал для истории, как происходит всегда при смене правителя, очевидно, некому было собирать. Меня интересовала одежда того времени, — первооткрывателей и местного населения, а также оснастка кораблей. Побывал в Эрмитаже, во многих музеях, но только в одном посчастливилось найти единственную работу гуашью, на которой можно увидеть детали одежды того времени. Картину только что привезли из Америки, и она даже не была оприходована. Вообще хочется сказать, что столичные музеи находятся в таком же бедственном состоянии, как и периферийные. Даже, зайдя в Эрмитаж, чувствуешь сырость и плесень. Хотя сотрудники музеев принимали меня радушно и с пониманием. Допустили в запасники, но все равно я — с очень маленьким фактическим материалом. Правда большую пользу принесло общение с профессором Звягиным, от него я узнал, что над темой Беринга работают и в Москве. Организовано общество, есть идея сделать выставку на тему мореплавателя и его времени. Вернувшись на Камчатку, я написал портрет. Не берусь утверждать, что он бесспорно точен, и никак по-другому. Это мое авторское видение.

Да и слишком в короткий срок требовалось выполнить работу. По-хорошему нужно было подобрать типаж натурщика, сшить соответствующую одежду и т.д. Увы, просто нет условий и возможностей. В мастерской стояла чуть ли не минусовая температура, натурщик больше пяти минут не выдерживал. Но это все «кухня», и она мало кого интересует. Для зрителя важен результат…

— А к теме более позднего исторического периода ты обращался?

— Да. Безусловно. И в работе над «Скрижалями Камчатки». А еще раньше, лет 15 назад, в Рыбачьем, в матросской столовой я сделал настенную роспись обороны Петропавловска. Была мысль сделать композиционную круговую панораму по типу севастопольской.

— Насколько я знаю, ты зарабатываешь на жизнь только живописью?

— Этим и живу. Но никогда не ставил деньги во главу угла. Я тебе хочу сказать, что у нас те художники, которые по-настоящему мастера, давно уже за рубежом. Уж больно у нас сейчас тяжелые условия для творческого человека.

— Кто в основном покупатель, заказчик?

— Заказывают работы, как правило, музеи, но ведь они сами сейчас нищие.

— А новые «русские»?

— Современные Третьяковы еще не появились. Но кое-какая отдача от таких структур есть. Вот от государства меценатской помощи никакой. Вот раньше государство, Академия художеств могли отправить на несколько лет за границу для создания какого-нибудь эпического полотна…

— Есть ли надежда восстановить культуру коренных народов Камчатки?

— Надежда, конечно, есть. Но нужно понять, что все необходимо делать нам самим, сообща.

— Вадим, ты работал на Аляске. Каков там средний уровень изобразительного искусства?

— У них своя школа и давно уже устоявшийся процесс. К примеру, художественные салоны. Есть такие, куда свою работу может принести любой. В другом салоне уже идет отбор работ определенного уровня. А есть еще салоны высшей пробы, где имеются работы высочайшего уровня и фантастическая стоимость картин. Но здесь я хочу сделать оговорку. То есть выше шел разговор о техническом исполнении полотен. Если смотреть на мир через денежку, то может произойти переоценка ценностей. Работы у них здорово сделаны, но им не хватает духовности, нет тепла, человеческого тепла.

Искусство нельзя мерить на деньги. Это гибель.

Уровень же нынешней поголовной бездуховности пришел к нам оттуда, и далеко за

примером ходить не нужно – просто включи телевизор и смотри.

— Вадим, ты не любишь говорить о своих планах. Считаешь плохой приметой?

— Да нет. Просто я не люблю, когда много говорят  и ничего не делают. Главное, чтобы человек дело сделал… А потом можно и поговорить.

(С сокращениями)

Беседовал Виктор Гуменюк

«Камчатский комсомолец», 23 ноября 1995 г.

Фото автора

13.12.2018

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!